Архив новостей © Средняя школа №73 г. Минска
Размер шрифта
A- A+
Межбуквенное растояние
Цвет сайта
A A A A
Изоображения
Дополнительно

Разделы сайта

Главная

Архив новостей

07.05.2020

Акция «Мы – помним!» #2днядопобеды

Акция «Мы – помним!»

#2днядопобеды

Работа ученицы 7 «А» класса, Кузьминой Валерии, занявшая 2 место в международном литературном конкурсе «Славянский калейдоскоп». Руководитель: учитель русского языка и литературы Гушлевская Ольга Олеговна.

Рассказ прабабушки Лиды

В начале войны я только пошла в школу. Папа был военным и ушел на фронт, а нас эвакуировали в Караганду. Там и продолжила учиться.

Школу, в которую я должна была ходить, переоборудовали под госпиталь, а нам, ученикам, дали небольшой домик недалеко от школы. Детей поначалу было немного, в основном эвакуированные. Одеты были плохо – кто во что горазд. А потом к нам определили детей из эвакуированных детских домов. И класс запестрел самыми разными лохмотьями, часто перешитыми из взрослой одежды, часто в обуви на два-три размера больше. Нас собирали в один класс, невзирая на возраст, так как учителей тоже не хватало. Так и учились...

Самое сильное чувство, которое я помню с тех времен - это чувство голода. Так хотелось кушать! Мы не видели сладкого, не знали что такое конфеты. Учителя жалели нас, но что они могли нам дать, у них тоже были дети. Помню, в классе были две девочки-сестрички, они из детдомовских, родители погибли, кто им поможет? Так они вязали из ниток мешочки для чернильниц-непроливаек и меняли их на хлеб у учеников школы.

Государство не забывало нас и помогало чем могло – школа получала на детей немного хлеба, и наши учителя после уроков делили хлеб между детьми, чтобы всем досталось и никого не обделили.

Один мальчик, с которым я дружила, предложил как-то: «Пойдем по улице, попросим у людей сахара!» И мы пошли. Нам открывали двери и, услышав про сахар, очень удивлялись: «Да что вы, детки, мы и сами давно забыли что это такое!» И выносили что-нибудь съестное. Когда мама узнала про это – очень меня ругала: «Нельзя так делать, это нехорошо. Все вокруг живут тяжко, получают продукты по карточкам и у них свои дети есть». Она запретила мне попрошайничать, и я больше не ходила по людям.

На нашу станцию приходили поезда с фронта, привозили раненых, и старшие ребята ходили помогать санитарам разгружать эти вагоны. Они надеялись выпросить там какое-нибудь оружие. Мальчишки есть мальчишки! А мы, дети помладше, ходили к раненым в палаты, пели песни и рассказывали стихи. Раненые бойцы радовались нам и всегда немножко подкармливали. Мы же взамен приносили им яблочки. Маленькие такие, кисленькие, но для них они были самыми сладкими.

Ходили мы и на рынок, хотя это и окраина города, но в некоторых домах были коровы, и хозяйки носили молоко на рынок продавать или менять на хлеб. Но если приходили на рынок раненые солдаты, им отдавали молоко бесплатно, никто не отказывал.

Первым признаком наступающей Победы для нас была партия немецких школьных тетрадей. До этого мы писали на обороте каких-то накладных, на газетах… А тут всем учителя раздали красивые, гладкие, лощеные тетрадочки. Значит скоро войне конец – поняли даже мы, дети.